Будем! Homemade Views & Reviews


Share Next Entry
Mésalliance - Часть 1 Давным-недавно - "Игра"
enragedsoul
Я вышел на улицу, собака привычно засеменила рядом, присматриваясь к знакомым кустикам. Перед глазами разворачивался аквариум. Солнце, рисованная улица, странные люди, странные машины, странные белые линии на асфальте. С трудом заставил себя посмотреть налево, потом направо, убедился, что машины точно остановились, не поверил, посмотрел еще раз, решил не переходить. Аквариум. Это бесконечное сидение перед монитором до добра не доведет, выхожу из дома и не понимаю, реальность ли то, что передо мной. Собака застыла рядом, вопросительно наблюдая за моим пальцем, когда я подам знак перебегать дорогу. Уже можно? Нет? А я не знаю. Я не уверен, что сам смогу перебраться на ту сторону. Я не играю в компьютерные игры, не люблю их, но сейчас передо мной начинается настоящая игра: может неожиданно выскочить автомобиль, которого еще не было здесь секунду назад. Или сверху свалится кирпич, от него надо увернуться, или одной жизнью меньше. Нет, надо мной небо, ярко проглядывает через зеленую листву и светится в желтых, безумно желтых цветах на кончиках веток. Не буду переходить. Поворачиваю налево и иду тротуару. Собака с сожалением плетется за мной - она любит гулять на той стороне. Грустные карие глаза. Именно за эти глаза мы ее и взяли. Когда умер кот. Ребенок тоже плакал, а потом забыл, стал просить новую живую игрушку. Ездили, смотрели, выбирали. И нашли в одном собачатнике, куда привозят брошенных, выброшенных на улицу, отловленных, покалеченных, злых и добрых собак, нашли это милое нелепое чудовище, черное, лохматое, на коротких ножках. И глаза, человеческие глаза. Как странно в них смотреть. Иногда кажется, что видишь самого себя. Добрые и грустные карие глаза.

Я повернул за угол и стал спускаться вниз. Знакомые парковщики - муж и жена - лихо сговаривались с владельцами только что подъехавших машин, показывали куда приткнуться, зарабатывали свои кровные евро на пиво. Тут же спросили меня, не собираюсь ли куда, если поеду, у них будет паркоместо на весь день. Сообщили все местные новости, кто, где, когда, куда, попросили в долг, все - как обычно. А в глазах - игра...

Прямая спина, приподнятый подбородок, чуть задумчивый взгляд вдаль, слегка неуверенная походка, как будто она еще не знает, так ли надо, и это покачивание бедер, идущее волной от высоких каблуков, таких неудобных на спуске. Я всегда провожаю ее до машины, когда она уезжает на работу. Парковщики и соседи завидуют этому, они каждый день видят нас вместе, спускающихся вместе по улице к стоянке. Я несу стакан горячего только что сваренного кофе. Светит солнце. Все улыбаются, несмотря на утро. Начинается новый день.

Собака бежит впереди, оглядывается, туда ли она идет. Она знает дорогу. Я не знаю дорогу. Я уже давно сбился с пути. Виноват ли я в этом? Не знаю. Сейчас не знаю. Возможно я узнаю об этом завтра, или через месяц, через год. Я узнаю об этом тогда, когда будет слишком поздно, когда будут сожжены все мосты, когда перед глазами встанет не игра, а выдуманная реальность, воплощенная в действия, поступки, слова. Это будет потом, не сейчас, не сегодня, и даже не завтра. Сейчас собака бежит впереди и оглядывается, правильно ли она выбрала путь.

Много ли это - шесть лет? Или мало? Иногда, чтобы понять другого достаточно одного дня, иногда не хватает и целой жизни. Мы понимали друг друга без слов. Даже сейчас, когда все уже почти кончено, мы еще понимаем друг друга без слов. Зачем слова, когда сквозит что-то неуловимое во взгляде, когда в аромат такого знакомого и желанного тела примешивается посторонний запах, почти неуловимый, смытый душем, забитый духами. Зачем слова, когда вся жизнь вдруг стала пресной и невосполнимо скучной. Зачем слова... Это лишь звуки, отголоски того, что творится внутри, они не могут передать, выразить, пересилить, перекричать. Зачем слова, когда накрыло прошлое, а будущее туманно и зыбко, неосуществимо, невозможно, нереально, бессмысленно. Неужели уже все бессмысленно?

Игра. Но люди - не актеры. Люди - режиссеры своих собственных пьес, которые играет их окружение, плохо ли, хорошо ли, но они играют, и сами ставят свои пьесы, спектакли, сцены. Лицедейство - наша природа. Внутри что-то кипит, бурлит, замирает, падает, поднимается, взрывается, затухает, а мы пишем и пишем каждый свою пьесу. Иногда она совсем не похожа на жизнь, иногда сама жизнь не похожа на нашу пьесу, но они как-то взаимодействуют, перекликаются, сталкиваются, вычеркивают или добавляют новые акты, пассажи, фразы. И мы включаемся в эту игру между жизнью и своими желаниями. То кирпич упадет, то счастливый билет вытянешь, то обухом по голове, то скука смертная. Но скука - не наш вариант. Мы всегда жили весело и интересно, любили ли друг друга, ругались ли, радовались, смеялись, боролись, побеждали, сдавались. Пили, гуляли, болели похмельем, пели, танцевали, отвисали за кальяном, катались на великах, седлали волны на бодибордах, встречали рассветы в горах, боролись в суде за ребенка и плакали по ночам от бессилия. Шесть лет. Уже седьмой год. Много ли это или мало, чтобы расстаться, чтобы разлюбить, чтобы перестать смеяться и плакать вместе, чтобы начать скрываться и скрывать свои чувства друг от друга, чтобы утро просто стало утром, чтобы появились слова, ничего не значащие или значащие черезчур много...

Собака вывела меня к рынку, к заднему входу, здесь всегда пахнет рыбой, и местные алкоголики размахивают первыми на сегодня бутылками пива, закусывают только что поджаренными сардинками и яростно обсуждают вчерашний футбольный матч - опять проиграли, отвратную погоду - с утра уже жарко, местные сплетни - Хосе опять ушел от Марии, от фургонов на площади таскают свои тележки развозчики фруктов, на ступеньках сидит местный бомж, уже разомлевший на солнышке, все как всегда, И мне вдруг кажется, что ничего не случилось, просто ничего не могло случиться, все также как и вчера, как месяц, год, шесть лет назад. Но, это лишь игра. Рисованные человечки с тележками, лубочный бомж на ступеньках, смешные гномики из старых анимаций с золотистыми хвостами сардинок в руках, вычурно яркие цвета, горячее солнце, черная лохматая собака с человеческими глазами. Я в аквариуме, здесь все искусственное - песок, освещение, декоративные рыбки, смена дня и ночи, пузырьки воздуха, растения. И пахнет рыбой. Всегда.

?

Log in

No account? Create an account